новости

«Морзоновская» больница в годы Великой Отечественной войны

В одном строю с военными всегда были медики (военные, гражданские), труд которых, помимо знаний, требует высокого героизма и самопожертвования. Представители медицинского сословия честно и самоотверженно спасали жизни людей и по праву снискали искреннюю признательность современников и потомков.
Усилия врачей были направлены на скорейшее возвращение в строй раненых и больных воинов, партизан, на оказание медицинской помощи гражданскому населению и сохранению санитарного благополучия.

К 1941 году в городе уже существовала большая сеть здравоохранения. Вероломное нападение на нашу страну немецко-фашистских захватчиков в июне 1941 года резко ухудшило состояние медицинской помощи населению.

До 1941 года главным врачом городской больницы был Натан Давыдович Окунь. Перед приходом немцев в город он совершил настоящий подвиг, осуществив невозможную в то время эвакуацию больницы. С 1941 по 1944 годы главным врачом городской больницы был Тычина Василий Иванович.

Впервые месяцы оккупации патриотическая группа медиков, которая оказывала медицинскую помощь жителям города, осуществляла помощь в снабжении медикаментами, перевязочным материалом партизан и подпольщиков. По паспортам умерших граждан советские военнопленные, лечившиеся в больнице, переправлялись в партизанские отряды. Молодежь по фиктивным справкам о болезнях освобождалась от угона в Германию.
Больше трех лет страдал под немецко-фашистской оккупацией город Бобруйск. Все то, что с такой любовью создавалось бобруйчанами для охраны их здоровья, было сожжено, разграблено и уничтожено. Во время Великой Отечественной войны на территории больницы был развернут немецкий госпиталь, а больница влачила жалкое существование в помещениях по улице Социалистической, 107. Еще один госпиталь оккупанты развернули в Доме офицеров. Умерших в госпитале немцев хоронили в близлежащем сквере возле Свято-Николаевского собора.

Ситуация в сфере здравоохранениявидна из отчета профильного отдела за февраль 1942 года. Девять женщин лечились от гонореи в стационаре, 15 мужчин – амбулаторно, от сифилиса лечилось 23 человека (один в стационаре, 22 амбулаторно). В течение месяца за зубоврачебной помощью обратилось 1 085 человек, в зубной амбулатории имелось четыре стоматологических кресла, работало пять стоматологов. В городе также имелась зубопротезная мастерская, обслуживавшая военнослужащих германской армии и гражданское население. Свыше 2 500 человек обращались за помощью в амбулатории, куда дополнительно были направлены врачи (двое из числа военнопленных). Санитарное состояние Бобруйска оценивалось санитарным врачом как неудовлетворительное из-за переполнявших его нечистот и мусора, и очистку города в марте санитарный врач считал насущной задачей. Вспышки заболеваний сыпным тифом наблюдались в первую очередь среди эвакуированного из Смоленской области гражданского населения. Общежитие эвакуированных было подвергнуто карантину, заболевшие госпитализированы. Эвакуированные расценивались как главная угроза для здоровья местного населения, поэтому санитарный отдел дал указание бирже труда на период карантина не отправлять их на работы. Локализации эпидемических заболеваний препятствовало отсутствие сыворотки против брюшного тифа и дифтерии, а также вакцины оспы для инъекций хотя бы новорождённым. 1 марта 1942 года Бобруйское городское управление издало постановление об обязательной дезинфекции общежитий, детских учреждений, кинотеатров, предприятий пищевой промышленности, источников воды, мест содержания скота. Требовалось производить санобработку в общежитиях два раза в месяц, в школах, банях, душевых установках, кинотеатрах – четыре раза в месяц; хлорирование предприятий пищевой промышленности, водохранилищ – ежедневно, других предприятий – через день.

Городские власти Бобруйска констатировали случаи складирования отходов и нечистот в неустановленных местах. Ассенизационный обоз, мясокомбинат и воинские части часто выгружали их на пустыри вблизи домов, что могло спровоцировать распространение заразных заболеваний с наступлением весны. В связи с этим комендант Бобруйска в своем приказе 27 февраля 1942 года определял разрешённые для свалок участки и вменял в обязанности начальнику конного транспорта, мясокомбинату и всем другим организациям вывезти мусор в установленные места.
В ноябре 1941 года в районе деревни Каменка и Еловики фашистами были зверски расстреляны десятки тысяч узников еврейского гетто, среди которых были более 70 медицинских работников. За связь с партизанами в период оккупации погибли врачи городской больницы Г.Ф. Спиридонова, И.М. Цветков, Г.П. Санакове, фельдшер В.Земба, санитарка Е.И. Земба.

В 1941 году с начала Великой отечественной войны хирургическая помощь населению города была крайне сужена. Здание «Морзоновской» больницы было занято немцами под военный госпиталь, и больница переведена в здание госпиталя на территории Бобруйской крепости. Хирургическая помощь оказывалась по жизненным показаниям. Больные поступали в больницу со своими постельными принадлежностями, бельем и перевязочным материалом.

В этих трудных условиях в госпитале работал хирург Фадеев Александр Данилович, имеющий связь с партизанами и помогавший им.

В Бобруйске Александр Данилович работал с начала 1943 по март 1948 года заведующим хирургическим отделением Бобруйской городской больницы, а затем областной больницей и главным хирургом области. Ему присвоено звание «Заслуженный врач БССР»

В 1943 от здания больницы, расположенной в Бобруйской крепости, остались только стены. Больница восстановлена силами коллектива при непосредственном участии Фадеева А.Д. Вскоре больница передисла-цировалась из здания госпиталя в Бобруйской крепости в свое постоянное здание.
После окончания Великой Отечественной войны была проведена большая работа по ликвидации ее последствий.

(Visited 809 times, 1 visits today)